Много цитирую, так как не осмеливаюсь пересказать своими словами: недостаточно все уложилось в голове. Мне трудно читать Рассказова из-за недостатка эрудиции.

Это из статьи “Чуды знака…” Юрия Рассказова:

“Я не ставлю здесь цели опровержения компаративистики. Важно было лишь объяснить, что иллюзия праязыка возникла совсем не случайно, а на основе точного знания, захватывающего только видимость событий. Говорят, что реконструкция праязыка позволяет обнаружить так называемое генетическое родство современных языков. На самом деле это операционное родство, сообщающее только о том, что языки были когда-то в территориальном контакте. Чем больше родственных черт, тем продолжительнее был контакт. Понятие праязыка является операционной фикцией, позволяющей построить типологию современных языков на основе предположения, что все языки развиваются в одной и той же типовой языковой ситуации порождения одного языка другим.

На самом деле языки стихийно-сознательно рождаются-создаются людьми в какой-то конкретной житейско-производственной ситуации в наличных обстоятельствах существующих в их обиходе к этому моменту языков для решения определённых неязыковых задач. Это и есть в общем виде структура любой языковой ситуации творения языка (и письма), а также чтения-восприятия любого текста и высказывания. Обязательно нужно понимать, в каких природно-социальных условиях, в каком месте, какие люди столкнулись своими делами и языками, тут же взвешенными (сознательно или подсознательно) на их сопоставительную ценность для дела, общения, понимания, удобства, способностей и т.д. И лишь когда поймешь структуру такого устойчивого контакта (структуру языковой ситуации), тогда увидишь, какой именно язык эта языковая ситуация порождала.

Это правило для лингвистов, изучающих развитие языков.”

“Но возможен и обратный ход. По структуре рассматриваемого языка можно понять, какая языковая ситуация могла бы его породить. Например, французский язык сохраняет в себе ситуацию стихийного многократного скрещения на протяжении длительного времени латинского и галльского языков на периферии империи в целях взаимного приспособления диффузных местных способностей и рационалистических имперских задач. А тот же древнерусский наддиалектный язык является разовым сознательным конструированием официально-книжного койне, приспосабливающим прежнее, более общее старославянское литературное койне к общим языковым особенностям диалектов восточнославянской зоны.

Тут же бросается в глаза колоссальная разница не только структуры двух этих языков, но и того языкового творчества, которым занимались предки французов и предки русских. У французов язык складывался сам собой, случайно, в компромиссе навязываемой латыни (франкского, нормандского) и в моторном сохранении многообразных местных особенностей,  а русские намеренно творили общий язык, оттачивая, совершенствуя его прежнюю форму в направлении наиболее авторитетного для них образца (от солунского диалекта к древневолодимирскому). Вот тут-то задумаешься о сравнительной развитости и самосознании двух народов: французы ведь занялись оттачиванием своего национального языка гораздо позже, на завершающей стадии современного языкового строительства – и совсем не в таком масштабе. А русские уже тогда заботились о межнациональном, наддиалектном койне. Из этого ясно, кого какие заботы терзали, какие цели они ставили и каким делом занимались. Французы просто жили местно, с трудом перенимая от римлян всё передовое, что у них было. А русские решали большей частью чисто языковые задачи (все остальные были решены?!),  пытались доступным способом преодолеть свою внутреннюю местную ограниченность, создавая в языке базу единого мира. Их задача сопоставима с задачей не французов, а римлян. С тем отличием, что римляне строили империю, государство на костях и крови других народов (неудачно, как показала гибель Римской империи), а русские – мир (отчего и гибель временных империй русских не была их уходом из мира).

Вот это и есть реконструкция реальной языковой ситуации конца 1 тыс. н.э. (в двух проявлениях), которая одновременно может указать, как именно надо структурировать историографические факты.”

Интересное:

3 Комментариев на запись “Юрий Рассказов и теория праязыка”

  1. Валерий
    16:00 Когда: Июнь 9th, 2011

    Зжрав будь,Юрий Сергеевич!
    Несказанно рад (в который раз!!!) возможности пообщаться с тобой.
    Мне очень близка идея “русского мiра”, где на 1-ом месте, без всякого любомудрствования, стоит Русский Язык.
    Это то единственное (и, может быть, самое главное) что “русский мiр” дал человечеству. Дар сей ещё не оценён миром людей (да, и будет ли оценён – не знаю, не в этом, по-моему, главное). Главное спасти и сохранить. И в твоём лице “русский мiр” имеет очень талантливого хранителя-“жреца” “русской тайны”: русского языка.
    В нём, родном, и тайна (как ты обсолюдно прав) прошлых империй (египетской, хеттской, ассирийской, перситской, македонской, латинской (этрусской) и т.д.), и тайна русской души, и тайна русского православия, и тайна русского коммунизма.
    На этом пока заканчиваю.
    Всегда твой, Валерий С.

  2. Алла
    15:44 Когда: Июнь 10th, 2011

    Валерий, я очень сильно сомневаюсь, что Юрий Сергеевич читает мой блог.
    Рекомендую написать ему непосредственно туда, где выложена вся статья, т. е. на ПрозаРу

  3. Александр
    10:01 Когда: Декабрь 5th, 2012

    Интересное мнение. В современной науке меня поражает факт придания языку функций коммуникаций и не более. Посему русскоговорящих людей характеризуют как “Иваны не помнящие родства”. Наши предки, создавая язык, желали передать нам имеющиеся у них знания. Каждое слово, речевой оборот, вмещали в себе бездну информации. Наши “гении” в науке реформируют язык с письменностью каждые 20-30 лет, в надежде увековечить свое имя в истории. Это происходит, но значение вклада в науку имеет и отрицательное значение. Вот и возникают блоги и сайты опирающиеся не на знания а на догадки.

Место для комментирования:



Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Subscribe without commenting