Михаил Пришвин

Изображение взято с http://kalendar-shiraliv.narod.ru/FEBRUAR/T04_02.htm

М. Пришвин “Избранное” – М.: изд-во “Правда”, 1977 – с. 186:

“У меня есть свой краеведческий опыт, и шевелится в голове что-то вроде метода. Сущность этого краеведческого метода состоит в том, чтобы обыкновенным земляческим чувством края, в котором заключается и чувство природы и даже, несомненно, художественный синтез, пользоваться для понимания лица края по крайней мере на равных правах с обыкновенными научными методами изучения. Мне кажется, что замечательный следопыт из простого народа стоит одного или даже двух хороших ученых.

Несколько раз в беседе с первоклассными учеными я высказывал эти свои мысли, и оказывалось, что эти гениальные люди работали совершенно так же, как мы, рядовые следопыты жизни, а когда то же самое я говорил рядовым хорошим ученым, то они смотрели на меня свысока и очень плохо слушали.” (Из книги “Календарь природы” – “Весна” – “Прилет пустельги”)

От себя здесь добавлю – чтобы “обыкновенным земляческим чувством края” пользоваться, его надо иметь, то есть “чувствовать природу” и обладать талантом к “художественному синтезу”. Видимо, наличие означенных талантов и делало ученых, с которыми беседовал Пришвин, гениальными, первоклассными. А те, у кого таких талантов не было, как могли понять, о чем речь? Как слепому от природы понять, что такое радуга и начать пользоваться этим знанием, чтобы писать великолепные картины? Его можно научить держать кисть и смешивать краски, и он будет на ощупь что-то рисовать. Кому-то эти работы даже понравятся, но смогут ли они стоять в одном ряду с полотнами Шишкина и Левитана?

М. Пришвин “Избранное” – М.: изд-во “Правда”, 1977 – с. 201-202:

“В этом есть грубая правда, что человек творит мир по образу своему и подобию, но, конечно, мир существует и без человека. Больше всех это должен знать художник, и непременное условие его творчества забываться так, чтобы верилось в существование вещей живых и мертвых без себя. Мне кажется, что наука только доделывает уже лично восстановленный художником образ утраты. Так, если художник, сливаясь в существе своем с птицей, окрыляет мечту – и мы с ним мысленно летаем, то скоро появляется ученый со своими вычислениями – и мы летим на механических крыльях. Искусство и наука, вместе взятые, – силы восстановления утраченного родства. (Из книги “Календарь природы” – “Весна” – “Лягушки ожили”)

Кто-нибудь хочет что-либо добавить?

Интересное:

1 Комментарий на запись “Михаил Пришвин про науку и ученых”

  1. Из переписки Ивана Макаровича Рыбкина « Студия языковой догадки
    02:07 Когда: Апрель 2nd, 2014

    […] Жирным я выделила мысль, по существу совпадающую с высказанной М. Пришвиным […]

Место для комментирования:



Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Subscribe without commenting