Из “Рассуждения о старом и новом слоге Российского языка”

  • Кратко сказать, чтеніе книгъ на природномъ язык? есть единственный путь, ведущій насъ во храмъ словесности.
  • Весьма хорошо сл?довать по стопамъ великихъ писателей, но надлежитъ силу и духъ ихъ выражать своимъ языкомъ, а не гоняться за ихъ словами, кои у насъ со вс?мъ не им?ютъ той силы.
  • Я уже сказалъ, что трудно достигнуть до такого въ язык? своемъ познанія, какое им?лъ, наприм?ръ, Ломоносовъ: надлежитъ съ такимъ же вниманіемъ и такую же груду Рускихъ и еще церьковныхъ книгъ прочитать, какую онъ прочиталъ, дабы ум?ть высокой Славенскій слогъ съ простор?чивымъ Россійскимъ такъ искусно см?шивать, чтобъ высокопарность одного изъ нихъ пріятно обнималась съ простотою другаго. Надлежитъ долговременнымъ искусомъ и трудомъ такое же пріобр?сть знаніе и силу въ язык?, какія онъ им?лъ, дабы ум?ть въ высокомъ слог? пом?щать низкія мысли и слова, таковыя на прим?ръ какъ: рыкатъ, рыгатъ, тащить за волосы, подгнетъ, удалая голова, и тому подобныя, не унижая ими слога и сохраняя всю важность онаго.
  •    Вс? изв?стныя намъ вещи разд?ляются на видимыя и невидимыя, или иначе сказать, одн? постигаемъ мы чувствами, а другія разумомъ: солнце, зв?зда, камень, дерево, трава и проч. суть видимыя вещи; счастіе, невинность, щедрота, ненависть, лукавство, и проч. суть вещи умственныя, или разумомъ постигаемыя. Каждая изъ вс?хъ сихъ вещей на всякомъ язык? изображается особливымъ названіемъ; но между сими различными каждаго языка словами, означающими одну и тужъ самую вещь, находится сл?дующая разность: т? изъ нихъ, кои означаютъ видимую вещь, хотя звукомъ произношенія и составляющими ихъ письменами различны между собою,однакожъ кругъ знаменованія ихъ на вс?хъ языкахъ есть почти одинаковъ: везд? наприм?ръ, гд? стоитъ во Францускомъ soleil, или въ Н?мецкомъ sonne? или въ Англинскомъ sum, можно въ Россійскомъ поставить солнце. Напротивъ того т? названія, коими изображаются умственныя вещи, или д?йствія наши, им?ютъ весьма различные круги знаменованій, поелику, какъ мы выше сего вид?ли, происхожденіе словъ, или сц?пленіе понятій, у каждаго народа д?лается своимъ особливымъ образомъ.
  • Мы думаемъ, что мы весьма просв?щаемся, когда оставляя путь предковъ нашихъ, ходимъ, какъ невольники за чужестранными, и въ посм?яніе себ? всякой глупости ихъ посл?дуемъ и подражаемъ!
  • По красот?, съ какою предки наши переводили славныхъ Греческихъ пропов?дниковъ, и по высот? словъ и мыслей, каковыми повсюду въ переводахъ своихъ гремятъ они и блистаютъ, достов?рно заключить можно, колико ужо и тогда былъ ученъ, глубокомысленъ народъ Славенскій. Мы знаніемъ и краснор?чіемъ ихъ не ум?ли достаточно воспользоваться, не ум?ли въ подвиг? словесности, заимствуя отъ нихъ, идти достойно по стопамъ ихъ, потому, что когда сообщеніемъ своимъ сближились съ чужестранными народами, а особливо Французами, тогда вм?сто занятія отъ нихъ единыхъ токмо полезныхъ наукъ и художествъ, стали перенимать м?лочные ихъ обычаи, наружные виды, т?лесныя украшенія, и часъ отчасу бол?е д?латься совершенными ихъ обезьянами.
Из примечаний:
  • Всякой языкъ обогащается другимъ, но не заимствованіемъ изъ него словъ, а т?мъ, что размножая наши понятія открываетъ намъ путь и даетъ разуму силу и знаніе извлекать изъ корней собственнаго языка своего дотол? неизв?стныя и для раздробленія мыслей нашихъ нужныя в?тви.
  • Подъ именемъ Славенскихъ, Славено-Россійскихъ и Рускихъ книгъ, можно разум?ть различныхъ временъ слоги, или язык? въ смысл? слога, какъ то слогъ Библіи, Патерика или Чети-миней, слова о полку Игоревомъ, старинныхъ грамотъ, Несторовой л?тописи, Ломоносова,и проч. Во вс?хъ оныхъ слогъ или образъ объясненія различенъ; но чтобъ Славенской и Руской языкъ были два языка, то есть, чтобъ можно было сказать это Славенское, а это Руское слово, сего различія въ нихъ не существуетъ.
  • Съ языкомъ тоже бываетъ, что съ од?ваніемъ или нарядами. Остриженная безъ пудры голова такъ теперь кажется обыкновенною, какъ прежде казалась напудренная и съ пуклями. Время и частое потребленіе однихъ, или р?дкое другихъ словъ и выраженій, пріучаетъ или отъучаетъ слухъ нашъ отъ нихъ, такъ что сперва новыя кажутся намъ дикими, а потомъ къ новымъ мы прислушаемся, и тогда старыя одичаютъ.
  • Происхожденіе словъ подобно древу; ибо какъ возникающее отъ корня младое дерево пускаетъ отъ себя различныя в?тьви, и отъ высоты возносится въ высоту, и отъ силы преходитъ въ силу, такъ и первоначальное слово сперьва означаетъ одно какое нибудь главное понятіе, а потомъ проистекаютъ и утверждаются отъ онаго многія другія. Часто корень его теряется отъ долговременности.
  • Естьли предки наши не ум?ли писать стиховъ, то въ проз? своей были они стихотворцы: возмемъ каноны ихъ, псалмы, акафисты, ирмосы, мы часто увидимъ въ нихъ стихотворческаго огня блистаніе
  • Простый, средній, и даже высокій слогъ Россійскій конечно не долженъ быть точный Славенскій, однакожъ сей есть истинное основаніе его, безъ котораго онъ не можетъ быть ни силенъ, ни важенъ.
  • Корни словъ нашихъ вс? въ Славенскомъ язык?; а не знавъ корней словъ, не будемъ мы знать силы оныхъ; не научимся пристойно выражать ими свои мысли, прилично и съ ясностію употреблять ихъ въ иносказательныхъ смыслахъ.
  • Сія есть непреложная истина, что докол? не возлюбимъ мы языка своего, обычаевъ своихъ, воспитанія своего, до т?хъ поръ во многихъ нашихъ наукахъ и художествахъ будемъ мы далеко позади другихъ. Надобно жить своимъ умомъ, а не чужимъ.

Интересное:

1 Комментарий на запись “Александр Семёнович Шишков – афоризмы о языке”

  1. Исконные образы русского языка « Студия языковой догадки
    19:09 Когда: Март 11th, 2017

    […] (Шишков Александр Семёнович “Рассуждение о старом и новом слоге российского языка“) […]

Место для комментирования:



Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Subscribe without commenting